Выжившие жертвы "Норд-Оста": государство нам не помогает

В Москве в театральном центре на Дубровке 26 октября пройдет траурная акция в память о 130 погибших в результате захвата заложников восемь лет назад. Заложниками оказались почти тысяча человек — артистов и зрителей мюзикла «Норд-Ост».

После спецоперации большая часть зрителей, захваченных террористами во время спектакля, была освобождена. Между тем более половины россиян — 52% считают, что спустя восемь лет после теракта в театральном центре на Дубровке власти рассказывают только часть правды о тех событиях.Утром на площади перед центром на улице Мельникова начнется памятный митинг. Будет объявлена минута молчания, а затем пройдет церковная поминальная служба, состоится возложение венков к мемориальной доске с именами погибших. «На площади перед театральным центром на Дубровке с 10:00 до 12:00 состоятся памятное мероприятие и панихида по погибшим при захвате заложников во время мюзикла «Норд-Ост», — сообщили «Интерфаксу» в пресс-службе префектуры Юго-Восточного административного округа Москвы.

Напомним, что 22 октября 2002 года террористы во время показа мюзикла «Норд-Ост» взяли в заложники 912 человек и удерживали их на протяжении трех дней. Утром 26 октября власти начали спецоперацию, в ходе которой был применен газ для того, чтобы помешать боевикам взорвать заминированное здание. В результате все террористы были уничтожены. 130 заложников, в том числе 10 детей, погибли.
О неизвестных подробностях спецоперации, а также о том, как сейчас живут бывшие заложники, СМИ рассказали сопредседатель Региональной общественной организации «Норд-Ост» Татьяна Карпова, ее муж Сергей и сын Николай. Семья потеряла в теракте сына и брата. Как утверждают родные Александра Карпова, несмотря на уверения властей, что при штурме был применен «безвредный газ», спустя 8 лет люди вынуждены постоянно лечить обострившиеся хронические или полученные заболевания, некоторые бывшие заложники оглохли, у них сильно упало зрение, есть проблемы с психикой, одна из женщин родила ребенка-инвалида.
Как сообщила Татьяна Карпова газете «Новые известия», в настоящее время федеральное правительство никак не помогает бывшим заложникам. Последние четыре года помощь оказывала только мэрия Москвы — в установке памятной доски, с поиском врачей и летним отдыхом для детей, родители которых погибли при штурме.

По словам Карповой, заложникам до сих пор так и присвоили статус «пострадавших при теракте». Несмотря на то, что в Москве есть реабилитационный центр при 13-й горбольнице, где на словах готовы принять бывших заложников, в действительности там бесплатно только простые анализы, за все остальное надо платить большие деньги. Дети-сироты получают пенсии по потере кормильца всего около 3 тысяч. Только в лицей «Кораллово», основанный экс-главой НК ЮКОС Михаилом Ходорковским, бесплатно принимает на учебу детей-жертв «Норд-Оста» и других терактов.

Как рассказал Татьяна Карпова, большинство бывших заложников остро нуждаются в бесплатных лекарствах. Некоторым нужна помощь врача-психиатра, у одной заложницы недавно обнару
295b
жили опухоль, и ей необходимы хорошие врачи и больницы. Также инициативная группа родных жертв теракта постоянно добивается освобождения мальчиков, прошедших «Норд-Ост», от службы в армии. Ведь, по словам Карповой, «когда трое суток находишься в плену, где тебе угрожают оружием и ставят вокруг растяжки, это травма, которая не проходит».
Как пояснила Татьяна Карпова, возглавляемая ею организация помогает не только жертвам «Норд-Оста», но и пострадавшим от других терактов — в Беслане, от взрывов в метро и от взрывов самолетов в 2004 году. Организация объединяет около 7 тыс. человек. По словам Карповой, трудность при поиске справедливости состоит еще и в том, что по закону «Норд-Ост» не считается терактом, так как «терактом называется законченное действие». Вот если бы театр взорвался, это был бы теракт, а так имел место захват заложников, добавила сопредседатель организации.

Как считает Татьяна Карпова, правительству было выгодно, чтобы спецслужбы убили террористов при штурме, хотя их легко было взять живыми, ведь они находились под действием газа. По словам Татьяны Карповой, ее вызывали на собеседование люди в штатском и предлагали «одуматься» и перестать отстаивать права заложников. Как говорит мать погибшего заложника, шансов, что кто-то понесет ответственность за гибель людей при штурме, нет никаких, а разработчик смертоносного газа получил звание Героя России.

Но жертвы «Норд-Оста» не сдаются, они дошли уже до Страсбургского суда. В жалобах, направленных в Европейский суд по правам человека, говорится, что в ходе расследования теракта российские власти нарушили 2-ю, 6-ю и 13-ю статьи Европейской конвенции по правам человека, гарантирующие права на жизнь, на справедливое судебное разбирательство и на эффективные правовые механизмы.

В апреле этого года ЕСПЧ признал приемлемыми две группы жалоб от пострадавших в результате захвата заложников в театральном центре на Дубровке и объединил в одно производство две группы поданных исков. По словам представителей заложников, в Страсбург были отправлены 12 кг материалов по «Норд-Осту», в том числе показания свидетелей.

Как отметил в интервью газете «Московский комсомолец» муж Татьяны Карповой Сергей, до сих пор формула газа, который пустили в Театральный центр, неизвестна. Правительство голословно утверждает, что газ был безвредным. Несколько лет заложникам дали ответ в ФСБ, что была использована «спецрецептура на основе производных фентанила». Как пояснил министр здравоохранения, препарат сам по себе не может вызвать летальный исход, однако в медицинском справочнике говорится, что фентанил относится к наркотическим анальгетикам, и его применение без контроля за дозировкой может привести к смерти.

Как отметил Сергей Карпов, бывшие заложники и члены их семей до сих пор считают, что штурм был необоснован, можно было избежать такого количества жертв, если бы была продумана грамотная эвакуация и медицинская помощь заложникам. «Когда после штурма в Театральный центр вошли спецслужбы и медики, то они увидели полный зал покойников. Люди сидели-лежали без сознания, все были синего цвета. Врачи пребывали в растерянности. Ведь их предупредили, что на Дубровке будут раненые с минновзрывными травмами, ампутациями, огнестрельными ранениями. Про газ им не сказали ни слова», — говорит отец погибшего Александра.

В результате врачи вынуждены были сами на глаз определять вид газа и колоть предполагаемый антидот. Например, кололи налоксон, в суматохе некоторые заложники получили две-три дозы, а кто-то ни одной. Препарат оказался очень страшным — лишний укол мог привести к остановке сердца.

Кроме того, не была организована должным образом транспортировка заложников. Живых и мертвых людей складывали штабелями на асфальт перед зданием театрального центра, потом всех грузили в автобусы и «рафики». Несмотря на то что у многих пострадавших в результате газовой атаки начались рвотные позывы, людей выносили и укладывали на спину. В автобусы заложников сажали, запрокинув голову назад. Люди захлебывались рвотной массой и умирали.

По данным материалов следствия, проведенного родными заложников, 58 человек скончались в автобусах и больницах. Не было продумано и то, куда везти людей. В одну больницу, готовую для приема пострадавших, привезли всего несколько человек, в другую — шесть автобусов с людьми. Столько пострадавших там принять не смогли, и их вынуждены были перевозить в другое место, теряя драгоценное время для оказания медицинской помощи.

По словам Сергея Карпова, у 60% погибших в экспертизе написано, что следов оказания медицинской помощи не обнаружено. У многих были ободраны шея, руки, так как их к автобусам просто их волочили по асфальту, несмотря на то, что они находились в тяжелом состоянии.

Как говорит отец погибшего заложника, инициативной группе до сих пор не дали ознакомиться со всеми материалами уголовного дела, доступными оказались только медицинские экспертизы. Изучая их, родные удивлялись, как в театральном центре могли собраться одни инвалиды и тяжело больные люди. У всех погибших заложников врачи обнаружили серьезные проблемы с почками, печенью, сердцем. Также зафиксировали обострения хронических заболеваний, которых раньше у человека не было. Об отравлении газом ни в одной экспертизе ничего не сказано ни слова. Причина смерти у всех жертв — гиподинамия, обезвоживание организма, хронические заболевания.

Между тем более половины россиян — 52% считают, что спустя восемь лет после теракта в театральном центре на Дубровке власти рассказывают только часть правды о тех событиях. Такие данные всероссийского опроса, проведенного 8-11 октября, предоставили ранее в «Левада-Центре». Только 9% опрошенных считает, что власти рассказали всю правду о теракте на Дубровке. При этом пятая часть респондентов (19%) полагают, что от россиян скрывают всю правду. 17% затруднились с ответом. По мнению 67% россиян, в случае повторения подобной ситуации самое главное — избежать крови любой ценой, даже если для этого придется выполнить требования террористов. При этом пятая часть опрошенных (20%) уверена, что нельзя идти на поводу у террористов — их следует уничтожить, даже если это приведет к жертвам.

Без рубрики