Демонстративно танцующих лезгинку начали отстреливать


  Демонстративно танцующих лезгинку начали отстреливать

Что-то многовато развелось любителей нарушать ночную тишину в российских городах. То стритрейсеры ревут форсированными моторами своих тюнингованных тачек, а то откуда ни возьмись кавказская молодежь лезгинку пляшет там, где ее сроду не плясало. Совсем как в песне Андрея Макаревича про ресторанное веселье: «Вот мужчина с Востока танцует жестоко – ему пара нужна. Только пары не видно, а танцору обидно – и уводит его старшина».

Следуя установившейся моде давать всем новым явлениям англоязычные наименования, можно было бы назвать уличных исполнителей кавказских танцев стритдансерами, да только не вяжется как-то. Это – наше явление, оно не пришло с Запада. Не обозначить ли их в гибридном духе — лезгионерами? Или лезгидансерами? Ну, не важно. Вернемся к сути события.

Так вот, 21 октября в Ставрополе компания молодых людей плясала лезгинку, сообщил Интерфакс со ссылкой на пресс-службу прокуратуры Промышленного района Ставрополя. Делала она это несколько поздновато – в ноль часов две минуты. И ладно бы, плясала молча, радуя случайных прохожих синхронными движениями и сосредоточенными лицами. Тогда это действо можно было бы еще принять за материализацию чьего-то кошмарного сна с икотой и отрыжкой от обильно выпитого и съеденного накануне.

Но нет, «лезгионеры» делали это под очень громкую музыку, подбадривая себя такими же громкими криками, свистом и нецензурной бранью. Заряжались энергией друг от друга, так сказать. И место для клоунады — пардон, хореографии — они выбрали подходящее – у центрального входа в кинотеатр «Салют».

Здесь нужно заметить, что «лезгионеры», будь то Ставрополе, в Москве или в других городах, обожают дрыгаться в людных и проходных местах. Они никогда не станут отплясывать где-нибудь за гаражами или в чистом поле, а непременно выберут для представления площадь с чугунным памятником, пятачок перед крупным торговым центром или вот – вход в кинотеатр. При этом время суток их интересует мало. Они считают, что их искусство настолько прекрасно, что ради него можно нарушить общественный порядок, подняв жителей окрестных домов даже глухой ночью – нечего им дрыхнуть, пусть поглазеют, как джигиты выкаблучиваются.

Ну жители и поглазели. А самые благодарные собрались в группу около десяти человек и вышли к танцорам лично. Посмотрели-посмотрели молча, да и отблагодарили их за представление. Но сделали это довольно своеобразно – пулями из травматического оружия. После чего посчитали представление оконченным и растворились в ночной темноте.

А танцоры обратились за медицинской помощью в больницу, где одному был поставлен диагноз «раны грудной клетки справа и левого предплечья», а второму – «ушиб, гемат
1e30
ома мягких тканей левой поясничной области». То есть, судя по диагнозу, пользовал их травматолог. А надо было бы им обратиться еще раньше, но – к невропатологу или психиатру. Он прописал бы им успокоительного, и тогда «лезгионерам» не пришла бы в голову дурацкая идея исполнять свой ритуал глухой ночью у кинотеатра, да и вообще где бы то ни было, исключая специально отведенные для этого места. Может быть, они бы даже записались в самодеятельность и стали украшением сельских клубов в родных аулах. И получали бы от зрителей цветы и аплодисменты, а не то, что получили в Ставрополе.

По данному факту следственное управление при УВД по Ставрополю возбудило уголовное дело по ч. 2 ст. 213 УК РФ (хулиганство). В настоящее время ведется розыск стрелявших. «В отношении шумных «танцоров» составлены три протокола об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 20 КоАП РФ (мелкое хулиганство)»,— отмечается в пресс-релизе.

А вообще, этот инцидент говорит о многом. С одной стороны, кавказская молодежь ведет себя все более и более развязно в городах России. Танцы – это просто повод для того, чтобы затеять конфликт с местными. И оправдание перед милицией хорошее: «Мы просто танцевали, а они на нас напали». При этом выносится за скобки главное — кто, как и где танцевал. Но в действительности это уже не танцы. Это – красная тряпка, которой кавказцы дразнят и заманивают на массовую драку местное население.

С другой же стороны, местные терпеть этого больше не хотят. Что называется, гиря до полу дошла. Наверняка были и в этом случае звонки в милицию. Зная ее обычное нежелание ввязываться в конфликты с кавказцами, можно предположить, что она не сильно спешила приехать. А если бы прибыла вовремя и утихомирила стритдансеров, то и зрителей-стрелков не было бы. А так случилось то, что случилось.

В этой связи вспоминается недавнее широкое обсуждение в блогосфере вопроса о выходе Ставропольского края из состава СКФО. Затеявшая его блогерша из Ставрополя полагала, что таким образом в крае можно будет добиться большей безопасности. А подвиг ее на это неудавшийся теракт, когда милиция обнаружила большой заряд взрывчатки в общественном месте. Еще ей не нравилось то, что приезжие с Кавказа ведут себя в городе крайне вызывающе. Танцы со стрельбой, о которых идет речь,— лишнее тому подтверждение. Тогда за выход края из СКФО проголосовало довольно много народу, что красноречиво говорит о настроениях в обществе.

Другое красноречивое свидетельство обострения проблемы – слова кремлевского идеолога Владислава Сурков в Грозном на встрече с представителями молодежных организаций, которая состоялась в пятницу. Он призвал молодых чеченцев не проявлять чрезмерной раздражительности в тех случаях, когда в различных регионах страны они «встречаются с некоей предвзятостью к себе». Сурков подчеркнул, что «в интересах любого народа быть вместе с большим народом, при этом сохраняя свою культуру и традиции».

Иными словам, даже Сурков уже вынужден уговаривать кавказскую молодежь вести себя прилично. Внемлет ли она этому призыву? Или лучше все же надеяться на закон, который достаточно несколько раз показательно применить, чтобы всем стало ясно – да, он один для всех и впредь будет оставаться таковым. И против него не попляшешь.

Без рубрики